Современные подходы к заключению контрактов на СПГ, сформировавшиеся в 1990-х годах

Новые тенденции в относящейся к СПГ договорной практике в Азии

В Японии изначальная логика индексации цен по отношению к цене нефти теряла свою актуальность по мере все большей утраты нефтью своих конкурентных позиций как топлива для электроэнергетики и увеличения доли импорта предприятиями газоснабжения. Если в период осуществления первого проекта по импорту СПГ на долю нефти в производстве электроэнергии приходилось 43%, то к 1997 году она сократилась до 18%. СПГ, который первоначально использовался в производстве электроэнергии, главным образом, в полупиковой части графика нагрузки, стал все шире применяться для покрытия и пиковых нагрузок, что обусловливало колебание уровней его потребления. А в Корее для выработки электроэнергии использовалось только 27% объема импорта СПГ, и на основе традиционных контрактов было трудно обеспечивать чувствительную к изменению температуры загрузку газораспределительных сетей.

В первых новых договорах поставки с Ближнего Востока в Корею и Японию (сначала из Катара, а затем из Омана), сохранялась формула расчета цены на основе JCC. Возникшая ценовая конкуренция сосредоточилась, наоборот, на механизмах ограничения цены. В первом контракте поставки газа в Корею из Катара в рамках проекта Rasgas I оговаривался нижний предел цены. Однако в конкурентной борьбе с Оманом за второй контракт с Кореей Rasgas проиграла, когда Оман предложил корейской компании Kogas контракт без минимальной цены. Впоследствии, в ходе переговоров о расширении поставок, Rasgas также исключила из первого контракта положение о нижнем пределе цены.

Помимо изменений в положениях об ограничении цен, для конца 1990-х годов также были характерны сокращение срока действия контрактов и привнесение определенной гибкости в возможности отбора газа с целью обеспечения конкурентоспособности поставок. Если традиционные контракты имели срок действия в 20 и более лет, то впоследствии стали заключаться контракты на более короткие сроки – от 17 до 15 лет. В особых случаях применялись контракты на еще меньшие сроки.

В конце 1990-х годов Малайзия разместила на рынке крупный объем СПГ со своего завода по сжижению Tiga, который был сдан в эксплуатацию в 2002 году. Мероприятия по маркетингу газа проводились в период низкой активности на азиатском рынке, обусловленной замедлением темпов роста экономики стран Азии. Поэтому малазийская национальная нефтяная компания Petronas подписала ряд новаторских контрактов, с тем чтобы заручиться обязательствами в отношении поставляемых ею объемов. Один из контрактов, подписанных с группой японских покупателей, предусматривал три транша договорных обязательств. Базовая часть контракта действовала как традиционный контракт с обязательствами «бери или плати» со сроком действия в 20 лет. Второй транш возобновлялся ежегодно на таких же условиях, что и базовый, но без обязательного отбора установленных объемов. А третий транш просто представлял собой возможность поставки. Такой базово-факультативный подход к исполнению обязательств применяется в ряде других контрактов, и несколько контрактов имеет меньший срок действия.

В договорной практике этого периода наблюдались и другие изменения, отражавшие рост конкуренции. Покупатели смогли обеспечить большую гибкость в отношении выбора пунктов назначения, которая позволяла им перепродавать партии, если это им было выгодно. Кроме того, покупатели начали проводить переговоры об участии в собственности промысловых активов поставщиков в качестве составной части новых контрактов. Примерами такого участия в промысловых активах являются следующие: доля корейской Kogas в катарском проекте Rasgas I, доли Tokyo Gas и Tokyo Electric в австралийско-тиморском проекте Bayu Undan, а также доли китайской CNOOC в австралийском проекте North West Shelf и в индонезийском проекте Tangguh.

Источник: «Цена энергии: международные механизмы формирования цен на нефть и газ» (Секретариат Энергетической Хартии, 2007)